Будущее мобильности: почему многие транспортные концепции лишены смысла?

Будущее мобильности: почему многие транспортные концепции лишены смысла?

Мобильность объединяет людей. Однако многие громкие транспортные разработки и концепции ведут в тупик, путая проблему с решением. Каково будущее у мобильности? Более скоростные самолеты? Ржавеющие автомобили? Мобильность — это понятие переливается всеми цветами, что идеально подходит для таких же нечетких образов.

Самые яркие идеи, движущие мир, естественно, исходят из ­интернет-сообщества: к примеру, в Кремниевой долине были задуманы гигантские электронные проекты, которые должны сделать транспортную систему более эффективной благодаря искусственному интеллекту, объединению всех устройств в сеть и прогрессивной обработке данных.

Как и прежде, некоторые офлайновые структуры планируют разрушить рынок под названием «Транспорт», то есть заставить его работать на собственные нужды с помощью современных средств. К данной категории относится компания по производству автомобилей и аккумуляторов Tesla, а также Google и Uber.

Для этих фирм мобильность — материальный отросток абстрактной проблемы, которую можно решить с использованием вычислительных ресурсов, а затем снова превратить в материальную действительность посредством аппаратного обеспечения.

То, что в начале и конце этой логической цепочки находится мощный аппарат из автомобилей и заправочных колонок, информационных точек и вычислительных центров, им не мешает: работа над будущим мобильности для этих компаний означает совместное создание нового мира — одно из основных мечтаний по созиданию в Кремниевой долине.

Желание или действительность? Суперпневмопоезд Hyperloop Илона Маска подвергается суровой критике: нереалистично, могила миллиардов долларов.
Желание или действительность? Суперпневмопоезд Hyperloop Илона Маска подвергается суровой критике: нереалистично, могила миллиардов долларов.

Такие мечты хорошо подпитываются финансами: у некоторых компаний достаточно средств, чтобы купить этот мир и перестроить его по своему вкусу. Иначе невозможно объяснить, почему Илон Маск, отправляя свои ракеты в космос, верит в суперпневмопоезд Hyperloop, необходимость в котором понимают разве что его «пиарщики».

Другой технологической концепцией является постепенное совершенствование и увеличение объема функций стандартной техники. Таков путь всех стартапов, которые не могут себе позволить такого же полета фантазии, как и у предприятий Кремниевой долины.

Для них мобильность — это ускоренный гением разработчика процесс линейного прогресса, как будто будущее является лишь протянутой в вечности прямой линией современных разработок. Но если бы все действительно функционировало именно таким образом, большинства рассуждающих так компаний не существовало бы в принципе.

Не стоит слишком верить во все эти идеи о будущем. Они в первую очередь отражают видение о нем крупных концернов, занимающихся Интернетом, информацией и автомобилями: о мире, в центре событий которого находятся именно они. Их громкие идеи — всего лишь забавы богатых людей. Истинная мобильность означает нечто иное, нежели свободу передвижения масс.

Boom Supersonic может возродить «Конкорды». В 2017 году в воздух поднимется экспериментальный самолет XB-1, в 2020-м на нем должны полететь первые 44 пассажира.
Boom Supersonic может возродить «Конкорды». В 2017 году в воздух поднимется экспериментальный самолет XB-1, в 2020-м на нем должны полететь первые 44 пассажира.

Кто движет движением?

Роберт Фоллмер уже двадцать лет занимается изучением вопроса, как передвигается Европа. В качестве руководителя направления транспортных и региональных исследований Института прикладной социологии в Бонне (www.infas.eu), на данный момент он инициировал опросы 135 000 жителей Европы на тему их привычек передвижений. Результаты собраны в обстоятельное исследование, подготовленное Федеральным министерством транспорта и цифровой инфраструктуры Европы.

При этом, сильно углубляясь в материальную сферу, Фоллмер предлагает удивительно общее и открытое определение мобильности: по его мнению, это все, что требуется людям, чтобы быть социально активными. «Пребывание в пути определяет человека».

Драматический вывод из его исследования: даже после внесения новых предложений по перемещению потребность в мобильности останется неизменной в любое время и в любом месте. «Это практически антропологическая константа: ежедневно в среднем люди находятся в дороге 90 минут, оставляя за собой путь в 3,5 раза больше необходимого».

Швейцарский автомобилестроитель Rinspeed позволяет растениям цвести на корме своего электромобиля.
Швейцарский автомобилестроитель Rinspeed позволяет растениям цвести на корме своего электромобиля.

На эти цифры мало повлияют даже новые технологии и инвестиции: «Если определенными методами сократить путь, это время будет использоваться для того, чтобы двигаться каким-то иным образом». То, что, напротив, изменится — так это доступность различных транспортных средств. Именно в городах сегодня можно воспользоваться не только частными средствами передвижения, но и всем многообразием общественных и коммерческих поставщиков услуг в сфере мобильности.

Однако Фоллмер предостерегает от переоценки влияния такого разнообразия: «Мы существа крайне приверженные к рутине. Если мы однажды разработали свой план передвижения и знаем, куда и каким транспортным средством необходимо добраться, в следующий раз мы уже следуем ему, не задумываясь».

Взрывающийся рынок

О чем Фоллмер не особенно высокого мнения, так это о вере в спасительную силу транспортного переворота. «Именно технические методы приводятся сейчас в качестве решений проблемы», — критикует эксперт. «Однако в локальном и глобальном смысле отмечается подъем автомобильного транспорта. В Германии впервые было насчитано более 45 миллионов легковых машин — этот рынок «взрывается» в настоящее время и во всем остальном мире. И ситуация будет лишь постоянно осложняться».

Сегодня невероятно недооцениваются ведущиеся лишь в кулуарах дебаты о здравоохранении и охране окружающей среды. Считается, что в Европе достаточно воздуха в небе для сохранения высокого качества жизни: «Не так просто объяснить людям, что они должны ездить только на велосипеде или же на автобусе, который ходит лишь три раза в день. Европейская политика развития однажды зацементировала то, чего мы будем придерживаться еще долгое время».

В электрическую подводную лодку Mk.1C от Ortega помещаются до трех человек с водолазным снаряжением. Она развивает скорость до 20 км/ч и передвигается на 150 километров.
В электрическую подводную лодку Mk.1C от Ortega помещаются до трех человек с водолазным снаряжением. Она развивает скорость до 20 км/ч и передвигается на 150 километров.

В короткой перспективе от технических решений пользы не будет: всегородской каршеринг или свободный от автомобилей центр города встречаются пока крайне редко. Реальность такова: «Нам необходимо решение, не осуждающее восхищение автомобилями, но пропагандирующее экологическую ценность на всем земном шаре. И вот здесь еще остался непочатый край работы», — убежден Фоллмер. В связи с этим он предпочитает о будущем не высказываться. «То, что происходит в сфере мобильности, крайне сложно оценить. Даже в рамках одного десятилетия».

Простое решение

Тема защиты окружающей среды бесспорно играет огромную роль в будущем мобильности — гораздо большую в крупных мегаполисах Азии и Африки, чем в сравнительно небольших городах Европы. Поставщики автомобильных и технологических решений охотно отвечают на этот вызов всегда одной и той же триадой: электромобилями, кар- и райдшерингом и автономной ездой.

Благодаря электродвигателям автомобили гораздо меньше вредят окружающей среде, во всяком случае на локальном уровне. Из-за автономных средств транспорт станет эффективнее. А кар- и райдшеринг обслуживает новую потребность в мобильности без необходимости владения собственной машиной.

Ei-Mobil: шведский стартап Uniti планирует революцию электромобилей: 400 кг веса, скорость — 90 км/ч, запас хода — 150 км и лобовое стекло в качестве дисплея.
Ei-Mobil: шведский стартап Uniti планирует революцию электромобилей: 400 кг веса, скорость — 90 км/ч, запас хода — 150 км и лобовое стекло в качестве дисплея.

Однако такое будущее продолжает выстраивать мобильность вокруг автомобиля — лишь немного меняется функция поставщиков автомобильных и технологических решений. И здесь роль производителей меняется на роль поставщиков мобильности.

Так, изготовители автомобилей инвестируют в такие предложения кар- и райдшеринга, как DriveNow и Uber, планируют в муниципалитетах решения по каршерингу и сотрудничают с прокатами машин. Деньги в будущем они планируют зарабатывать предложением платного контента на бортовом компьютере. Автовладельцы проводят за рулем примерно 50 минут в день. У монетизации этого времени огромный потенциал.

Впрочем, если лишить эти понятия их технологического прикрытия, все они несут один и тот же посыл: больше автомобилей! Это означает маскировку проблемы под решение. Действительно ли требуется больше техники, чтобы взять проблему с техникой под контроль?

Двухколесное решение

Велосипед в городе является самым эффективным транспортным средством. Однако с технической и технологической точек зрения он настолько скучный, что зачастую оказывается на обочине громких концепций мобильности. При этом велосипеды при условии использования электродвигателей способны стать экономичным и максимально мобильным универсальным транспортным средством для людей и грузов.

Тоже велосипед: Их все чаще можно увидеть в крупных городах — электрические моноколеса, такие как этот Ninebot.
Тоже велосипед: их все чаще можно увидеть в крупных городах — электрические моноколеса.

Вместо того чтобы производить новые сложные сети пунктов зарядки электромобилей, можно было бы просто заменить автомобили комфортабельными электровелосипедами.
Согласно данным исследования Европейского центра авиации и космонавтики, для выполнения плана ЕС, по ­которому к 2050 году логистическая инфраструктура всех крупных городов Европы должна освободиться от вредных выбросов, необходимо задуматься о двух-, трех- и четырехколесных электровелосипедах, энергию для которых будут поставлять термоэлектрические генераторы, а не аккумуляторы.

Вероятно, именно поэтому велосипед играет такую важную роль в «зеленых» моделях мобильности будущего: он делает возможным прогресс без необходимости вынимать технологических кроликов из шляпы корпораций.

Если забыть, насколько это транспортное средство банально, оно окажется умным и адаптивным устройством. Кроме того, велосипед оставляет пространство для красочных технологических фантазий о летающих автомобилях, интеллектуальных системах управления движением и о небе, забитом дронами.

ФОТО: Hyperloop by BIG; Boom Supersonic; Dingo Photos/Rinspeed; Ortega; Uniti; Eltis/Harry Schiffer/CC BY 2.0; KSR Group GmbH

Теги google