"Офлайн" — синоним отсталости?

Множество людей не поспевает за стремительным прогрессом в области цифровой электроники, так как развитие технологий происходит за их спинами. При этом количество «не-пользователей» достигает 90% населения земного шара.Компьютер, оформленный в стиле стимпанк. Автор - Джейк вон Слатт. Источник - http://steampunkworkshop.com/press/index.html Компьютер, оформленный в стиле стимпанк. Автор — Джейк вон Слатт. Источник — http://steampunkworkshop.com/press/index.html «У меня есть один знакомый, — сказал мне как-то таксист. — Если что, я захожу к нему». У этого «знакомого» имеется доступ в Интернет. Таксист иногда наведывается к нему, чтобы проверить почту и отправить пару сообщений. Он не был похож на противника технического прогресса. На приборной панели у него присутствовал навигатор, и, даже не соглашаясь с предложенным маршрутом, он все равно, как бы из вежливости, слушал голосовые подсказки. Сознательное дистанцирование от Интернета является его личным решением. Возможно, ему удалось бы совершить на несколько поездок больше, если бы он использовал iPhone и приложение MyTaxi, однако и без этого все неплохо. У него есть и простенький мобильный телефон.

Таксист принадлежит к одной из традиционно самых крупных социальных групп, члены которой по различным причинам лишь в незначительной мере пересекаются с миром цифровых технологий. Между тем более 1,7 млрд человек (то есть каждый четвертый житель нашей планеты) имеют доступ в Интернет. Из них 427 млн — европейцы и примерно 53 млн — немцы, что составляет более 75% населения Германии старше 14 лет. Одновременно это означает следующее: порядка 17 млн немцев не подключены к Глобальной сети, а следовательно, по мнению некоторых, «не интегрированы».

Брюс Мелман, консультирующий правительство США по вопросам высоких технологий, видит огромную пользу от повсеместного распространения компьютерной техники и Интернета. Многочисленные гаджеты, окружающие людей практически повсюду, — смартфоны, ноутбуки, планшеты — не создают, по его мнению, какофонию, а способствуют формированию гармонии в жизни пользователя. Современные технологии позволяют человеку, например, быть значительно меньше привязанным к офису и проводить больше времени дома. Маленький сын господина Мелмана любит устраивать с ним «воздушные бои» на собранных из конструктора Lego самолетиках. Мелману удается извлекать из игры и практическую пользу: в то время как одной рукой он «управляет» самолетом, в другой он держит мобильный телефон. Обычно он поддается сыну, однако иногда в «воздушном бою» побеждает отец. В этом случае у сына уходит несколько минут на ремонт самолета, за которые господин Мелман успевает проверить электронную почту.

Новые возможности, которые обеспечивают компьютер и современные средства коммуникации, далеко не всеми воспринимаются как благо. Слишком многое кажется происходящим непрерывно и одновременно. Цифровая информация сравнима с часами: тот, у кого они одни, точно знает, сколько времени, а тот, у кого несколько, никогда в этом не уверен. Информация спасет мир — на это возлагали надежды в начале эпохи Интернета. И действительно, мирная технологическая революция за прошедшие три десятилетия изменила мир столь же глубоко, как и многообразно, приступив к его конвертации в цифровую форму. При этом исчезли или претерпели колоссальные изменения целые отрасли. Практически отпала необходимость в наборщиках и фотолабораториях, вместо музыкальных альбомов покупаются отдельные треки, а в мире маркетинга и мультимедиа появились новые глобальные игроки, такие как Google, Apple и Facebook.

Право на отсутствие компьютера

Для IT-индустрии все более актуальным становится вопрос, как заставить пользователя потратить еще несколько сотен евро, хотя у него уже есть один или два компьютера, планшет и смартфон. Верным оказалось следующее решение: продавать людям нужно не продукты, а мировоззрение — устройства и программы лишь прилагаются к нему как бы между делом. Такое мировоззрение можно было бы назвать дигитализмом. Оно является предвестником эпохи, в которую возможно свершение чуда, подобного тому, о котором идет речь в легенде о царе Мидасе: все, к чему он прикасался, сразу превращалось в золото (в итоге он умер от голода, так как пища тоже становилась золотой, как только он до нее дотрагивался). В эру дигитализма все, что существует на свете, хотя бы раз должно пересечься с понятием «цифровой». После этого многое останется цифровым. Несмотря на это, по-прежнему есть люди, подобные таксисту, которые придерживаются мнения, что каждый человек, как и раньше, имеет право не желать взаимодействовать с компьютером или не быть подключенным к Интернету, вроде проживающих в Америке амишей, которые все еще передвигаются на запряженных лошадьми повозках и зачастую не пользуются электричеством. Вместо этого некоторые амиши арендуют в продовольственных магазинах холодильную камеру — они выступают не против электричества, а против зависимости от электросети.

Еще Иоганн Вольфганг фон Гете проявлял озабоченность техническим прогрессом. Так, в 1821 году он писал: «Развитие машиностроения удручает и пугает меня, оно наступает медленно, словно гроза; однако оно уже вступило на свой путь, оно придет и настигнет нас». Сегодня медленное «наступление» уже неактуально. Раньше происходил переход из одного состояния в другое — в цифровом мире изменение само по себе является состоянием. Неиссякаемый инновационный поток не вызывает у многих такого восхищения, как у молодых пользователей и «гиков», а напротив, раздражает и угнетает.

Цифровые устройства и гаджеты незаметно проникли в нашу жизнь, став нам намного ближе, чем кажется. Если раньше телефон одиноко стоял в прихожей, то сейчас смартфоны прочно обосновались в карманах, сопровождая нас повсюду. Мы тесно подружились с машинами. Такая близость больше не позволяет удивляться прогрессу — чудеса в мире техники стали привычным делом.

1
2
ПОДЕЛИТЬСЯ


Предыдущая статьяВышла финальная версия HP Open webOS 1.0
Следующая статьяМарк Цукерберг подарил футболку Дмитрию Медведеву
КОММЕНТАРИИ