Мигание экрана, «динь», «бззз»: приятный звук, короткая вибрация, соблазнительное мерцание, — и он снова безраздельно овладевает нашим вниманием. Кто же он? Товарищ Смартфон.

Всего на минутку: проверить статус в Facebook, ответить на сообщения в WhatsApp или отправить письмо начальнику. Потом быстренько пробежаться по главным темам в Twitter, посмотреть очень интересное видео на YouTube, перепостить смешную картинку «ВКонтакте».

Параллельно новостные приложения преподносят нам важные и не очень ­новости — само собой, через Push-уве­домление, чтобы ничего не пропустить. «Динь», «бззз» и мигание экрана сопровождают пользователя смартфона на протяжении всего дня.

У вас есть смартфон? Тогда попробуйте вспомнить, сколько раз вы пользовались им вчера. 20 раз? 50? Ошибаетесь: скорее всего, в среднем вы заглядываете в телефон примерно 85 раз в день. Это экспериментальным путем выяснили исследователи британского Университета Линкольна, проанализировав ежедневное использование смартфонов студентами и сотрудниками университета.

Глубинная цель исследования заключалась не просто в получении количественных данных по поведению пользователей, а в демонстрации того, что в реальности мы лжем сами себе, когда речь заходит об использовании смартфона.

И действительно: по предварительной оценке участников эксперимента, в среднем они брали телефон в руки около 40 раз в день. По факту же это число оказалось в два раза больше.

Самообман?

Если мы не хотим признавать, как часто и как долго мы ежедневно смотрим на экраны наших телефонов, то возникает вопрос: а не напоминает ли это поведение алкоголика, который убеждает сам себя, что он пьет только время от времени, хотя давно уже жить не может без бутылки?

Может, смартфон — это по сути технологичная версия бутылки водки для мобильного поколения? Или нам только предстоит научиться правильному обращению с таким относительно новым феноменом, как Интернет?

swa_thomas-hosemann_2016_04_28_boden_led_08_pr_pВ любом случае, смартфоны — это пожиратели времени. Согласно результатам исследования британских специалистов, испытуемые ежедневно смотрели на свои сенсорные экраны около пяти часов, то есть приблизительно треть ежедневного времени бодрствования.

К тому же эти данные были получены еще до повального увлечения ловлей покемонов, когда игра Pokémon Go в один миг превратила миллионы людей по всему земному шару в самых настоящих смартфоновых зомби, или сокращенно «смомби».

Когда это слово в 2015 году было избрали молодежным словом года, давалось пояснение, что данное понятие обозначает «людей, которые ходят по улицам, не отрываясь от мобильного телефона и не глядя, куда идут». Следить за движением, прежде чем переходить дорогу — навык, которым владеют даже дошкольники.

Светофор для смомби. На одной из остановок в Аугсбурге светодиодные лампы на земле предупреждают пользователей смартфонов о приближении трамвая
Светофор для смомби. На одной из остановок в Аугсбурге светодиодные лампы на земле предупреждают пользователей смартфонов о приближении трамвая

А сегодня некоторые пользователи смартфонов, похоже, его утратили. При этом призывы к здравому смыслу оказываются абсолютно бесполезными, и пора уже принимать решительные меры, чтобы защитить «смомби» от самих себя: так, с апреля этого года в городе Аугсбурге заработали наземные светофоры, чтобы предотвратить столкновения пешеходов, прикованных к своим смартфонам, с трамваями. Мерцающие сигналы у бордюра должны снова переключать внимание с экрана на улицу.

Рекомендуется к прочтению: «Цифровая паранойя»

Про Интернет ходят разные слухи: то он делает человека ленивым, то глупым, а теперь заговорили и о зависимости. Однако многие из этих опасений, скорее, граничат с паранойей и не имеют под собой основания — так считает Ян Кальбицер, врач-психиатр и психотерапевт.

digitale_paranoia_c_h_beckПри прочтении его книги «Цифровая паранойя» («Digitale Paranoia»), доступной пока только на немецком языке, любой читатель сможет самостоятельно выяснить, является ли его взаимодействие с цифровыми средствами здоровым или уже существует угроза неконтролируемого погружения в них.

Ведь, помимо анализа и приводимых в качестве примера случаев, в книге представлены многочисленные примеры поведенческих экспериментов. Они помогут определить наше отношение к Интернету, восстановить уже, казалось бы, утраченные навыки из реального мира, а также адекватно использовать интернет-ресурсы.

Неплохой отправной точкой для дальнейшего изучения проблемы на русском языке станет четвертый выпуск журнала «Медицинская психология в России» за 2015 год, доступный по ссылке goo.gl/cR5yTB.

Еще норма или уже болезнь?

Люди, со своими телефонами толпами охотящиеся за цифровыми монстрами, подвергая себя риску попасть под машину, пребывают, кроме того, в сильном заблуждении относительно реальной картины своего поведения: это еще норма или уже болезнь? Уже давно ведутся жаркие споры о том, существует ли нечто вроде зависимости от смартфона и Интернета.

Многие ученые, входящие в Немецкое общество исследования и лечения зависимостей, считают, что интернет-зависимость существует. Под руководством Ханса Юргена Румпфа ими был опубликован «Меморандум о расстройствах на почве интернет-зависимости», в котором заявлялось о необходимости в будущем классифицировать чрезмерное использование «онлайн-приложений», например, социальных сетей, как зависимые состояния.

И в iOS , и в приложениях для Android вроде Facebook — всюду уведомления выделяются красным цветом. Это пробуждает наше любопытство, и хочется поскорее узнать, что за ними скрывается
И в iOS , и в приложениях для Android вроде Facebook — всюду уведомления выделяются красным цветом. Это пробуждает наше любопытство, и хочется поскорее узнать, что за ними скрывается

В качестве симптомов зависимости приводятся сильная увлеченность, потеря контроля, продолжение деятельности, несмотря на негативные последствия, или введение в заблуждение других лиц относительно истинного объема использования Интернета.

В ходе опроса, проведенного ВЦИОМ в 2013 году, 22% россиян признались в том, что уделяют Интернету слишком много времени.

Цифры кажутся не такими уж огромными, если не сузить выборку до молодежи — лиц в возрасте от 18 до 24 лет. Там уже с Интернетом практически не расстаются 53%, а 44% просиживают уйму времени в социальных сетях.

Впрочем, при всей кажущейся не­обходимости принятия мер по борьбе с новым наркотиком, которым якобы является Интернет, есть и специалисты, которые не торопятся вешать ярлык интернет-зависимости на целое поколение.

Один из них — психотерапевт Ян Кальбитцер, занимающийся исследованием воздействия цифровых технологий на человеческую психику в Центре Интернета и психического здоровья при берлинской клинике Шарите.

Интернет как сахар

В своей книге «Цифровая паранойя» («Digitale Paranoia») Кальбитцер выступает за более четкое определение понятий в отношении Интернета. Для начала нам нужно научиться отделять обоснованную озабоченность от иррациональных параноидальных страхов.

facebookПо словам автора, ему не хотелось бы проводить параллель между алкоголем или другими наркотиками и Интернетом. Он предпочитает сравнивать способность Интернета затягивать людей с нашей любовью к сахару, способному быстро обеспечить наш организм энергией.

«В Интернете есть аспекты, в некотором смысле являющиеся психологическими эквивалентами сахара», — пишет Кальбитцер. Ведь бессмысленное, казалось бы, времяпрепровождение за онлайн-играми способно помочь снять напряжение и зарядиться новой психической энергией.

Однако здесь встает вопрос о правильной дозе: как избыток сахара ведет к плохим зубам и лишнему весу, так и чрезмерное «зависание» в Интернете может вылиться в полную индифферентность к окружающему миру.

Здоровое отношение

К самому термину «интернет-зависимость» Кальбитцер относится с осторожностью: «На нас, психиатров, ложится огромная ответственность, когда речь заходит об определении новых болезней», — поясняет он в беседе с CHIP.

— Если путать увлеченность с зависимостью, то существует большой риск того, что мы будем ошибочно определять заболевание у здоровых людей». Это снова породит пустые страхи по отношению к Сети. «Лучше помочь людям сформировать здоровое отношение к Интернету», — утверждает Кальбитцер.

То, что мы все чаще смотрим в свои смартфоны, может объясняться тем, что процесс общения с друзьями и родными становится все больше неотделим от смартфона: «Если человек уходит в Интернет, чтобы там пообщаться с друзьями в чате, то это нельзя назвать пренебрежением социальными контактами, типичным для зависимостей», — поясняет Кальбитцер.

В своем мнении он не одинок. Например, Немецкое общество психиатрии и психотерапии, психосоматики и неврологии (DGPPN) предостерегает от обесценивающего употребления такого понятия, как зависимость.

twitterХотя существуют факторы, позволяющие в будущем рассматривать патологическую потребность в использовании компьютера и Интернета, как и болезненную игроманию, в качестве поведенческих аддикций, здесь необходимо держаться в очень строгих рамках.

В документе DGPPN говорится: «Следует избегать патологизации индивидуальных форм поведения на основании их социальной нежелательности». Если одним людям не нравится, что другие постоянно смотрят в свои смартфоны, тех, других, еще нет причин считать больными.

Болезнь это или увлечение, однако не случайно мы все больше времени проводим со своими смартфонами и активно пользуемся соцсетями. Ведь чтобы как можно чаще и как можно дольше привлекать наше внимание к своим сервисам, производители таких приложений, как Facebook, Twitter или «ВКонтакте» целенаправленно применяют психологические приемы. Тристан Харрис знает об этом все.

До 2016 года Харрис работал в компании Google в качестве специалиста по этике дизайна и занимался изучением влияния дизайна приложений на то, насколько в нем задержится пользователь.

После своего ухода из компании-гиганта он написал очерк, открывший широкой публике самые сокровенные тайны индустрии приложений. По его словам, один из наиболее эффективных приемов привлечения внимания масс звучит так: «Преврати свое приложение в однорукого бандита».

Игровой автомат в смартфоне

Потяните вниз, чтобы обновить страницу. Специалист по этике дизайна Тристан Харрис рассказывает: «Когда кто-то скользит сверху вниз пальцами по дисплею в поисках позитивных эмоций в приложениях наподобие Twiiter , то, по сути, его действия ничем не отличаются от игры в игровой автомат»
Потяните вниз, чтобы обновить страницу. Специалист по этике дизайна Тристан Харрис рассказывает: «Когда кто-то скользит сверху вниз пальцами по дисплею в поисках позитивных эмоций в приложениях наподобие Twiiter , то, по сути, его действия ничем не отличаются от игры в игровой автомат»

«Все, что нужно сделать техническим дизайнерам, чтобы максимизировать зависимость пользователя», — пишет в своем очерке Харрис, — «это связать действие (как дерганье ручки у игрового автомата) с разного рода вознаграждением».

Подобный механизм, который в нейрофизиологии называется подкреплением, по словам Харриса, ведет к тому, что каждый раз, обновляя ленту в Twitter или нажимая красную кнопку в LinkedIn, мы как бы дергаем ручку игрового автомата.

Чтобы остановить разработку приложений с дизайном, способствующим формированию зависимости, Харрис организовал инициативу «Time Well Spent».

Он требует от таких фирм, как Apple и Google, в будущем оформлять свои приложения так, чтобы они давали пользователям больше свободы: например, чтобы новости могли отображаться только в определенный момент.

Такого же мнения придерживается и психиатр Кальбитцер: «Нам нужно срочно обсудить вопрос о том, каким должен быть дружественный пользователю дизайн». Но он считает ошибочным демонизировать Всемирную сеть саму по себе: «В конце концов, «Википедия» — это тоже часть Интернета».

ФОТО: Компании-производители, Tommy Lindholm/Pacific Press/LightRocket via Getty Images (Aufm.); swa/Thomas Hosemann (2); C. H. Beck (Cover); iStockphoto/pixhook (einarmiger Bandit); Legion-Media 

ПОДЕЛИТЬСЯ


Предыдущая статьяТест микроволновой печи Panasonic NN-GD371M
Следующая статьяТест телевизора Hisense H55M3300: дешевый или дешевка?

КОММЕНТАРИИ




    Загрузка...