Почти половина самых весомых бизнесменов не может порадовать своих сотрудников хорошими новостями: они полагают, что робототехника и искусственный интеллект вытеснят работников из плоти и крови.

Этот вывод основывается на актуальном исследовании американского консалтингового концерна в сфере управления персоналом Korn Ferry: было опрошено 800 генеральных директоров крупнейших компаний по всему миру относительно того, как они оценивают значимость своего персонала в сфере труда будущего.

Результат стал ошеломляющим подтверждением формирования нового взгляда на последствия всеобщей дигитализации. Долгое время в экономических кругах ходила мантра: новые технологии создадут больше рабочих мест, чем ликвидируют. Если кто-то в этом сомневался, его сразу же называли трусом, боящимся перемен.

44% руководителей ведущих мировых концернов убеждены в том, что робототехника и искусственный интеллект вытеснят их сотрудников.

По всей видимости, «цифровым страхом» страдает и Джо Кэзер. Исполнительный директор Siemens вкратце констатировал, что ввиду стремительного развития цифровых технологий компания должна гарантировать поддержку людей. Для этого должен иметься «некий обязательный основной доход».

В концерне VW также рассчитывают на массовое сокращение рабочих мест в ближайшие годы. «Наступление электрификации» будет увеличивать давление на рынок труда, поскольку производство электромобилей должно стать вотчиной роботов. Директор по персоналу Карлхайнц Блессинг прогнозирует сокращение десятков тысяч рабочих мест.

Под угрозой 59% рабочих мест

Компания Siemens как раз вышла на лучший результат в своей истории, концерн VW, несмотря на скандал с дизельными двигателями, сместил компанию Toyota с места лидера по продажам среди мировых автопроизводителей, и в Европе высоки показатели занятости населения.

«Возможно, через 20 лет для половины населения просто больше не будет работы. На что будут жить эти люди? Чем будут заниматься целый день?»

Рихард Давид Прехт, философ

Так в чем же проблема? Философ Рихард Давид Прехт описал ее в журнале Galore: «Мы выигрывали от цифровых технологий, пока внедряли новое программное обеспечение в старые технологические модели, например, в случае с автомобилями. В этом мы весьма преуспели. Но когда исчезают сами эти технологические модели, нам нужно настраиваться на веселые времена.

Возможно, через 20 лет для половины населения просто больше не будет работы. На что будут жить эти люди? Чем будут заниматься целый день? Нам необходимо задуматься над этим».

В 2013 году экономист Карл Бенедикт Фрей и инженер Майкл Осборн изучали вероятность того, что существующие рабочие места будут вытеснены роботами и машинами. Их прогноз: 47% рабочих мест в США будет роботизировано. Крупный банк ING-DiBa перенес методику исследования на европейский рынок труда и получил результат, согласно которому под угрозой находится 59% рабочих мест.

Цифровая революция пожирает тех, чьими руками она и создается. В качестве выхода из этой дилеммы часто называется безусловный основной доход (БОД). Согласно этой концепции, каждый гражданин ежемесячно получает от государства твердую денежную сумму, которая, как минимум, должна облегчить добычу средств к существованию.

Впрочем, к единому знаменателю по этому вопросу не могут прийти как сторонники, так и противники, а последующие действия пока не обретают ясности. Все начинается с размера суммы, которая согласно модели колеблется от 300 до 1100 евро (примерно 20-70 тысяч рублей) на человека; на детей предполагается выделять половину суммы.

БОД является спорным в первую очередь по той причине, что концепция не учитывает нуждаемость: его получает каждый, и не важно, живет ли он во дворце или под мостом.

Но основные подводные камни скрыты в разработке и финансировании идеи. Модели, которые, скорее всего, могут быть реализованы и находят одобрение среди членов крупных партий, предусматривают упразднение государства всеобщего благосостояния.

Если конкретно, то это означает отмену всех социальных льгот для безработных, нетрудоспособных и пенсионеров, включая социальное пособие по безработице, жилищные и детские пособия. Кроме того, рынок труда ожидает полное отсутствие регулирования. Больше не будет защиты от увольнения, единых тарифных соглашений и минимального размера оплаты труда.

В наиболее обсуждаемых моделях все должно финансироваться выгодоприобретателями. В так называемой модели Вернера, названной по имени задействованного в процессе разработки основателя сети dm-Markt Гетца Вернера, НДС повышается до целых 50%. Ведь предприятия освобождаются от налогов и социальных взносов, значит, для выравнивания должна снижаться чистая цена, так как выпадают скрытые затраты.

В то время как Вернер вместо труда хочет обложить налогом потребление, в большинстве других моделей ставка делается на повышение налогов на труд. В обоих случаях получается, что население будет оплачивать дорогостоящее базовое содержание для всех, в то время как экономика сможет распрощаться с финансированием социальной сферы на паритетных началах.

По этой причине критики расценивают эти модели БОД скорее как неолиберальный проект. Сторонники, напротив, настаивают на том, что при выпадении бюрократических издержек высвободятся миллиарды для БОД. БОД мог бы избавить людей от гнета, как говорит социолог Михаель Опилка: «Основной ­доход — это не манна небесная, а уверенность. А это немало в нашем запутанном мире».

На сегодняшний день концепция БОД может показаться утопической, а обсуждаемые сейчас модели не готовы для практического применения в будущем, так как они практически не учитывают экспоненциальный рост в сфере цифровых технологий. В том, что касается негативных прогнозов относительно занятости, больше не стоит рассчитывать только на налогообложение труда или потребления — просто потому, что трудовые доходы не смогут покрыть финансирование БОД. Здесь нужны иные решения. Необходимо, чтобы в общественных расходах участвовали те, кто выигрывает от автоматизации.

Компании должны платить

Комитет Европарламента по юридическим вопросам высказывается за введение налога на роботов. Комитет рекомендует Еврокомиссии создать основы для возможности обложения налогами и сборами доходов компаний, полученных при использовании искусственного интеллекта и роботов. Далее говорится, что «следует всерьез рассматривать всеобщий основной доход, и комитет призывает к этому все государства-члены Евросоюза».

Помимо того, что и Комиссия, и государства-члены ЕС пока очень далеки от введения сборов на роботов, они на сегодняшний день не могут похвастаться успехами и в налого­обложении прибыли технологических компаний. Известность получило выяснение отношений с Apple, которая в 2014 году заплатила посредством подставной фирмы, зарегистрированной в Ирландии, налог в размере всего 0,005%. Теперь Евросоюз требует доплатить 13 миллиардов, что не нравится ни Ирландии, ни Apple.

Apple и в еще большей степени принадлежащий Google концерн Alphabet активно выступают за БОД, так как он не только вписывается в их бизнес-планы, но и в концепцию вечного счастья Силиконовой Долины. Если концерны грамотно распределят налоги на свои прибыли в странах, где они будут работать, можно было бы финансировать БОД.

Но здесь есть проблема: ведь европейские концерны, осуществляющие экспорт в больших объемах, смогут больше платить налоги с прибыли за рубежом, например, в Китае. Чтобы иметь возможность введения налога на роботов, требуется жестко действующее международное соглашение против уклонения от налогов, которое будет обязательным и для европейских концернов. Но это представляется еще более далеким, чем БОД.

Так найдется ли в связи с тотальной роботизацией людям работа через 20 лет? Доходчиво об этом в нашем материале «Робот вместо человека: кого уволят в ближайшем будущем».

Фото: компании-производители, Jan Woitas/dpa/Global Look Press, imago stock&people/Global Look Press

ПОДЕЛИТЬСЯ


Предыдущая статьяКак подключить к PlayStation 4 внешний жесткий диск
Следующая статьяТест и обзор беспроводных колонок Marshall Kilburn

КОММЕНТАРИИ




    Загрузка...